Яндекс.Метрика

«ДОБРОТА» СГОРЕЛА

Газета СМ НомерОдин № 4 от 30 января 2014 года

Фермер Любимов и его подопечные остались без жилья и денег

В фермерском хозяйстве, которое принимало на работу бомжей, сгорел большой жилой дом, где жили обитатели фермы. К счастью, на тот момент в доме находилось только четыре человека. Они успели спастись. Но пропали документы, продукты, одежда. Сегодня самой «Доброте» требуется помощь.

Сегодня Александру Любимову нужно придумать, как прокормить тринадцать человек.
За деревней Батхай Эхирит-Булагатского района уже 22 года пашет землю необычный фермер. Александр Любимов организовал здесь что-то вроде общины. Свою ферму он, житель Усть-Орды, открывал на отшибе с одной целью: руководствуясь собственной философией, хотел основать семейную общину, которая жила бы на земле и от земли.

— В 1971 году сын у меня родился. И я подумал: «Так, как живу, жить нельзя. А как нужно — не знаю».

11-4

К 1992 году Любимов надумал как жить. К тому времени созрела у него некая философская система, согласно которой он и решил основать семейную общину. Результатом его деятельности должны были стать правильные люди, которые могли бы породить человека XXI века, чтобы идея доброты не была уничтожена внутри мира человека.

Любимов с семейством уехал из Усть-Орды. Но три сына и три дочери выбрали свой собственный путь. Идея семейной общины как-то сама собой превратилась в идею ресоциализации — повторной социализации для людей, ведших неправильный, асоциальный образ жизни. К Любимову (ресоциализируемые чаще называют его дедушкой или Денисычем) потекли бомжи, бывшие зэки и люди, которым некуда было податься.

— Хотел я сделать общину из нормальных людей — трудолюбивых, трезвых. А таких нету. Идут судимые, зависимые. Думал подготовить среду обитания для идеальных родителей, которые произвели бы на свет человека третьего тысячелетия, а пришлось помогать людям выйти из плена их пороков.

11-7

На ферме держат небольшое стадо — 6 дойных коров и двадцать голов молодняка. Обрабатывают землю, сажают овощи. На сегодняшний день недвижимое хозяйство «Доброты» (так названа ферма) состоит из построек для скота, большого нарядного здания с крестом на макушке, напоминающего церковь (но это столярка и гараж), водокачки и бани. Несколько дней назад был и большой жилой дом, рассчитанный на то, чтобы жить в нем одновременно могло до шестидесяти человек — в отдельные годы к Любимову притекало из города до полусотни неустроенных. Он так и назывался — дом доброты. В эту зиму в «Доброте» обитает 13 человек.

Дом, где в ту ночь ночевало четверо человек, загорелся в третьем часу. Обитатели его проснулись и стали выкидывать из окон вещи, но никто не сообразил начать тушение. Любимова разбудили поздно, когда огонь уже охватил дом.

— Документы и деньги спасти хотел, но не получилось. Все сгорело. Только лицо обжег…

11-6

На лице Александра Любимова ожог, но по этому поводу он сильно не переживает. В разные годы на ферме бывали крупные пожары — сильно погорела «Доброта» в 1998-м и 1999-м. Денисыч рассматривает это как страшное испытание и считает, что это дело рук некой злой силы. И уж тут неважно, отчего погорели — от электропроводки или от рук злоумышленника.

Теперь все придется начинать сначала: строить дом, восстанавливать документы себе и подопечным, искать денег на прокорм. В доме, сообщает фермер, оставались деньги на то, чтобы обновить машину, — 500 тысяч. Деньги он занял. Теперь придется объясняться с кредиторами…

— Я как будто заново родился, — говорит Денисыч без тени досады.

Он последовательно придерживается своей философии (кстати, посещает заседания философского клуба при ИГУ): «крестьянин» — от слова «крест», и нужно свой крест нести с радостью. Огромный «крестьянский» крест стоит на горе рядом с фермой, к нему ведет лестница раздумий. Каждый человек может, поднимаясь или спускаясь по ней, оценить свою жизнь, свои поступки. На эту зиму крест Любимова — прокормить своих подопечных после пожара.

— Еще люди из города просятся, четыре человека. Но взять не могу.

Вот такой дом был.
Вот такой дом был.

Как выходить из неприятной ситуации? А выходить надо. Александр Любимов сейчас рассчитывает на милость окружающих — на ферме нет даже продовольствия. Вместе с тем он не теряет бодрости духа и не собирается опускать руки. И его грандиозные философские идеи не отступили под натиском бытовых проблем. Он мечтает встретиться с президентом и донести до него свои мысли об устройстве семейной общины, которая «годилась бы как национальная модель». Хочет он поделиться и опытом ресоциализации:

— Некому людей мобилизовать, чтобы они себя одели, обули. Они ведь неактивные. А я эту работу сделал с удовольствием…

Кроме того, сейчас Любимова одолевают мысли о преемнике:

— У меня накопился богатый опыт. Нужен одухотворенный человек, чтобы его передать. Чтобы кто-то продолжил это дело. Человек, который понял бы суть, как правильно продолжить человека…

Помочь Александру Денисовичу >>

11-9
Вот такой дом был.

Оставить комментарий